Почему в семьях не всегда все хорошо

Насилие внутри семьи – излюбленная тема журналистских расследований и научных работ социологов и психологов. Оно и понятно: само это словосочетание режет слух. Семья – место, где человек должен чувствовать себя наиболее защищённым и принятым, а тут вдруг… насилие.

Физическое насилие

Традиционно под насилием в семье подразумевается насилие физическое, в первую очередь – избиения. Как правило, пострадавшей стороной являются женщины и дети, а виновниками – мужчины. И дело не столько в большей агрессивности сильного пола, сколько в том, что, если руки распускает женщина, мужчине ее легче ее остановить, защититься или, в конце концов, убежать.

Первый приют для женщин, подвергшихся избиениям со стороны мужей, появился в 1971 году в Англии. Второй – в 1974 году в Нидерландах. На сегодняшний день в Европе и Америке такие приюты исчисляются сотнями. А для тех, кто несмотря ни на что не желает покидать свой дом, имеются центры психологической помощи.


Причем не только для женщин, но и для мужчин, подвергшихся физическому насилию со стороны жен – слабый пол, не такой уж и слабый, да и сковородки с утюгами никто не отменял. В июле 2007 года подобный центр для мужчин открылся в Казахстане.


Согласно уголовному кодексу дела о нанесении легких телесных повреждений и побоях рассматривают мировые судьи. То есть избитая женщина имеет право сразу же без следственных проволочек напрямую обратиться к судье, а тот может быстро принять решение.


Однако у подобной системы есть существенный недостаток: жертва (прямо в избитом виде) должна самостоятельно сбирать доказательства и на этот период от агрессора ее никто не защищает.


К сожалению, не все жертвы семейного насилия обращаются за помощью. Часто они молчат об избиениях годами. Причины могут быть разными. Кто-то чувствует привязанность к партнеру и боится его потерять – «пусть плохонький, да свой». Кто-то наивно считает, что «бьет – значит, любит». Кто-то опасается, что в случае огласки будет еще хуже – «лучше не злить, а то, вообще, убьет». Кому-то просто стыдно признаваться – «зачем сор из избы выносить?».


Сексуальное насилие внутри семьи – отдельная история. С одной стороны, оно, как и избиение, уголовно наказуемо. С другой – больше скрыто от глаз окружающих и воспринимается как нечто позорное. Редкая жертва жалуется на агрессора. Да и доказать, что муж изнасиловал жену, на данный момент в нашей стране абсолютно невозможно.


Почему-то у нас a priori считается, что жена должна в любое время дня и ночи хотеть своего мужа и не имеет права ему отказать. Но даже если попробовать по факту сексуального насилия в семье возбудить уголовное дело, с доказательствами скорее всего возникнет проблема.


Допустим, медицинская экспертиза выявляет повреждения, явно свидетельствующие о том, что женщина сопротивлялась, а муж-насильник спокойно говорит: «Ну да, в этот раз неаккуратно получилось. А с кем не бывает, что неаккуратно в пылу-то страсти? Но все было по обоюдному согласию, у нас, вообще, любовь-морковь. А то, что жена в суд побежала, так это она на меня обиделась, что шубу ей не купил».


Не стоит забывать, что большинство случаев совращения несовершеннолетних также происходит внутри семьи. Но тут-то уже, к счастью, закон работает. По крайней мере, в тех случаях, когда преступление удается обнаружить.


Физическое насилие — самый очевидный вид семейного насилия. Его легче всего пресечь, оно является уголовно наказуемым и, в общем-то, человеку, подвергшемуся такому неприятному воздействию, есть куда обратиться. Гораздо хуже обстоят дела с насилием моральным, которое не менее, а может и более опасно.


Моральное насилие


Агрессорами могут быть как мужчины, так и женщины, причем защититься от морального насилия гораздо сложнее, чем от физического. Ведь иногда даже сама жертва не понимает, что происходит.


Существует миф, что насилие процветает в семьях с низким уровнем дохода и образования. Однако никакой связи между семейным насилием и социальным положением нет. Подтверждением тому является хотя бы история предыдущего брака популярной певицы Валерии или скандального развода Памелы Андерсон и Томми Ли.


Когда жена орет на мужа «Урод косорукий, всю жизнь мне испоганил!» — это, по крайней мере, явное оскорбление, в ответ на которое можно смолчать, можно ответить, а можно и уйти, хлопнув дверью.


Когда же после нежнейшего воркования муж сам понимает, что он, натурально, урод косорукий, жизнь любимой женушке несомненно и безвозвратно испоганил, ему остается только пойти и на березе ближайшей удавиться, — тут уже не до криков и хлопанья дверьми. Да и что хлопать, собственно? Вроде как с тобой ласково ворковали, так что агрессия станет лишь подтверждением «морального уродства».


Не имея возможности защититься, жертвы такого психологического насилия в семье постепенно спиваются, приобретают хронические заболевания, превращаются в сереньких забитых домохозяек, а иногда принимают стиль общения мучителя, и семейное гнездо превращается в серпентарий с василисками.


Большинство всех убийств в России происходит на фоне бытовых и семейных ссор, но никто не считал, какое количество самоубийств, инфарктов, инсультов, пьяных смертей спровоцировано «невидимым» психологическим насилием в семье, при котором никто никого и пальцем не тронул.


Особенно сильно от такого обращения страдают дети. Им крайне сложно защититься от родителей, особенно если те подавляли их с самого рождения. Формы морального насилия родителей над детьми самые разнообразные. Наиболее распространённые из них:


    * доведение самооценки ребенка до уровня «плинтуса» («Ты хуже всех!», «Боже, какого урода я родила!», «Ну красотой ты не блещешь, но это не главное, конечно…»);
    * шантаж любовью (когда над ребёнком всё время висит угроза потерять любовь родителей: «Ну за что мне тебя любить?», «Лучше б я тебя не рожала!»);
    * давление заботой (когда ребёнку предоставляется все, кроме того, что он действительно хочет: «Мы любим тебя и лучше знаем, что тебе надо!»);
    * унижение перед товарищами (тут способов много, самый простой – навязать ребенку такой внешний вид, что он априорно станет объектом насмешек)


Продолжать список можно бесконечно… И печальная правда состоит в том, что, хотя подобное насилие может длиться годами, провоцировать неврозы, психосоматические  заболевания и самоубийства – по закону сделать с ним ничего нельзя. Ведь формальных признаков насилия нет, да и в отсутствии надзора за детьми и недостаточной опеке таких родителей тоже не обвинишь – этого как раз в переизбытке.


Кстати, сами дети, также нередко бывают насильниками. Конечно, в первую очередь, от детской и подростковой жестокости страдают еще более слабые: младшие братья и сестры, беспомощные старики.


Но бывает, что ребенок устраивает настоящую травлю своим родителям. В его руках отличный арсенал: тот же «шантаж любовью», доступный обоим сторонам… Но чаще всего ребенок-агрессор выступает как провокатор, натравливая взрослого-агрессора на других членов семьи, стимулируя конфликты.


Что делать?


Семья, в которой процветает насилие (любой его подвид) нуждается в помощи специалиста, и хорошо, когда таким специалистом еще может являться психолог, а не следователь и судья.


Помощь нужна не только жертве насилия, но и самому агрессору. Бывает, что оскорбления и физическое насилие совершаются осознано и с кайфом, бывает (особенно в случае психологического насилия), что человек просто не понимает, какую боль он причиняет своим близким, но чаще всего насилие — следствие серьезных психологических проблем. Иногда агрессор сам об этом знает.


Не так уж редки случаи, когда на телефон доверия звонит человек в панике и говорит, что не может перестать бить своего сына (дочь, жену, брата). Он понимает, что так нельзя, но не в силах себя контролировать. «Извиняюсь перед ней, обещаю, что больше не повториться, понимаю, что я — сволочь распоследняя, но как находит – в глазах темнеет и ничего не могу поделать!».


Такому человеку и его семье, несомненно, требуется помощь психолога, но для начала они должны самостоятельно сделать первый шаг — не только обратиться к специалисту, но и договориться/найти возможность некоторое время пожить отдельно (до тех пор, пока вероятность новых актов насилия не будет исключена). Если удалось добиться этой договоренности без помощи представителей судебно-испонительной власти – прогноз вполне благоприятный.


 


Инф.glamur.com.ua

Предыдущая запись Семейная иллюзия: отличительные черты
Следующая запись Женские привычки, ускоряющие старение

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности